Статья Светланы Колабской: «По дорогам войны. О штрафниках».  

  Акция «Поиск. Судьба солдата»

                                                   

Наша история о судьбе еще одного солдата Великой Отечественной войны. Она нас заинтересовала не только потому, что в ходе Акции к нам обратились его родные (Юрченкова В.И.- д. Рахово Краснинского района), но ещё и потому, что тема, о которой сегодня пойдёт речь, долгое время оставалась под запретом. Только в 60-70 годы, а затем во времена, так называемой «перестройки», стали появляться некоторые подробности, а иногда и просто домыслы, связанные со штрафниками во время Великой Отечественной войны.

           Итак, Матросов Николай Яковлевич.  Родился в 1913 году в д. Рахово. В семье было четверо детей — две сестры и два брата, Николай был самым старшим. Учился хорошо в школе, был активным комсомольцем.  Закончил  школу в д. Коровино, образование —  7 классов. Уехал из деревни, женился, проживал в Московской области. Беспартийный, работал на  железной дороге. Призывался солдат на фронт по месту прописки:  Звенигородским РВК Звенигородского района Московской области. Из родственников в списках именных потерь указана  жена Орехова Мария Петровна (Московская область Звенигородский район ст. Кубинка д.1).

           Николай Яковлевич — родной брат Юрченковой Натальи Яковлевны, проживавшей  в  д. Рахово Краснинского района. К  сожалению, Натальи Яковлевны не стало в 2016 году на 98 году жизни, но до последнего своего дня она всегда хотела съездить на могилу к брату.

         Служил солдат в 3 роте 1-го  батальона 199 азсп (запасной стрелковый полк). Был отправлен в  152 укрепрайон  138 оашр  (отдельная армейская штрафная рота) 31Армии.

         Прибыл в штрафной батальон 29.12.43г. из миномётной батареи. Причина попадания в штрафную роту — был в плену с 10.9.41г. по 19. 09. 43г. В демографическом списке указано, что ранений, наград, судимости нет.

          Умер от ран 10.01.44 г. Похоронен: Поляна Маршинских лугов 1,5 км северо- восточнее д. Скуматыщевка Дубровенский район Витебская область. (Фонд 799248  Опись 62767 Дело 5  на 692 л. Согласно донесению о безвозвратных потерях 31А.  Дата донесения 03.02. 1944 года). Увековечен в Книге Памяти Московской области т.17 (Фонд 79248 Опись 62767  Дело 2 на 334 л).

        О штрафниках слишком много существует легенд. Моя же задача — показать на основе документов, прежде всего, Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО), историческую действительность. Здесь, пожалуй, необходимо начать с Приказа Сталина № 227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещения самовольного отхода с боевых позиций», известного ещё и под названием «Ни шагу назад»,  от 28 июля 1942 года.  

        В Приказе говорилось о введении штрафных подразделений и заградительных отрядов. Причём, ссылка  делалась именно на немецкий опыт. «Немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры… Они сформировали 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины…, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью  свои грехи. Они сформировали … около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины…, лишили их орденов, поставили их на ещё более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи».

       Штрафные подразделения появились осенью (октябрь) 1942 года. В штрафные батальоны, подчинённые фронту, направлялись осуждённые за те или иные проступки высшие командиры, очень редко — политработники. Младшие командиры, рядовой состав, заключенные из лагерей отправлялись   в штрафные роты армейского подчинения. В штрафных батальонах и ротах существовал постоянный состав (очень часто — лучшие командиры и бойцы), которые находились в управлении батальона или роты, и переменный состав (непосредственно осужденные на пребывание в батальоне или роте). Командирами взводов, батальонов часто назначались бывшие командиры взводов и батальонов не штрафных частей. Например, читаем выписку из приказа по личному составу 138 ошр  от 10 января 1944 года о назначении «бывшего командира стрелкового взвода 1104 сп 331 Краснознамённой Смоленской стрелковой дивизии лейтенанта Худоложкина Александра Андреевича командиром стрелкового взвода  141ошр» (Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 15). Здесь необходимо сказать, что дисциплинарная власть  командира штрафного батальона приравнивалась к власти командира дивизии в обычных частях. Кроме того, срок выслуги в званиях сокращался командирам штрафных батальонов в два раза. Каждый месяц службы при назначении пенсии засчитывался за 6 месяцев. Понятно, что и заработная плата здесь была выше, как на особо опасном участке, и звания здесь получали быстрее.  Всё это относилось к постоянному кадровому составу.

      В 1943 году через переменный состав прошли 177тыс. 694 человека,  всего за войну (по данным статистики) – 427 тыс. 910 человек. За всю войну на всех фронтах было всего 65 штрафных батальонов и 1037 штрафных рот. Причём, только один 9 отдельный штрафной батальон прошёл всю войну, начиная с 1942 года, остальные же батальоны и роты достаточно быстро расформировывались. Общая численность  штрафников —  менее 1,5% от общей численности  прошедших через армию. Конечно,  тысячи человеческих судеб — это много, с другой стороны, разговоры о том, что война выиграна кровью штрафников мне представляется явным преувеличением, хотя и шли штрафники преимущественно в первой линии и на самых сложных участках боя. Целями штрафных частей были проведение разведки боем, прорыв линии обороны, взятие и удержание стратегически важных высот, штурмы для отвлекающих маневров, «беспокоящие» позиционные бои, прикрытие при отходе.

       Не допускалось использовать переменный состав  штрафников в других целях, хотя такие случаи были.  Читаем в делах ЦАМО: «6 января 1944 года Вами направлен в штаб Армии, в качестве посыльного военнослужащий штрафник. Впредь этого не допускать. Посыльными использовать рядовой и сержантский постоянный состав штрафной роты, а не штрафников». (Командиру 138 ОШР  донесение от 8.1.44 от п.пг начальника отдела укомплектования полковника а/с Горбунова/(Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 17).

       Были и другие факты. Вот Распоряжение Военным Советам Фронтов (ЦАМО Фонд 208 опись 2511 ед.хр. 2340 к.к. 249 МФК 21472)

    «Проверками штрафных частей, произведёнными Военной Прокуратурой, установлено, что на формирование и укомплектование штрафных батальонов и рот уходило по нескольку месяцев, в течение которых штрафники отсиживались в тылу, в боях не участвовали. Так, штрафной батальон Волховского фронта, находился в глубоком тылу более трёх месяцев, имея в своём составе всего 64 штрафника при 100 человеках постоянного состава. Значительная часть штрафников 63 и 64шр  также около 3 месяцев не воевала. Штрафные роты 10 Армии (30-40 человек в роте) выполняли хозяйственные работы во вторых эшелонах. В целях использования штрафных частей в строгом соответствии с приказом Народного Комиссара обороны №227 и положением о штрафных частях приказываю: сократить число штрафных рот в армиях, собрать штрафников в сводные роты и, таким образом содержать их в комплекте, не допуская бесцельного нахождения в тылу и используя на наиболее трудных участках боевых действий.

  В случае значительного некомплекта в штрафных батальонах, вводить их в бой, не ожидая прибывания новых штрафников из лиц начсостава с целью покрытия некомплекта всего батальона. О принятых мерах доложить к 25.02.42г. Жуков».

       А вот один из ответов на это распоряжение. Например, 10 Армия докладывает начальнику штаба Западного фронта: «Докладываю, со второй половины января штрафная рота 130, в количестве 76 человек и 131, в количестве 173 человека, введены в первую линию в наиболее опасные направления, в полосах действия 290 и 385сд. В данное время штрафная рота  385сд участвует в активных боевых действиях. Любарский, Первенцев 29 февраля 1943 №0222/оп».

      Попасть в штрафники можно было по многим причинам: ЧП, оскорбление чина,  драка,  потеря оружия,  неоправданное применение оружия,  неподчинение,  невыполнение приказа, потеря состава военнослужащих, нарушение приказа,  потеря документов и т.д. Выход из окружения, пленение – также каралось штрафными частями, хотя были и исключения.

        При попадании в штрафные роты и батальоны, у солдата, командира забирались все ордена и медали, по описи хранились в отделе кадров фронта (у командиров), в отделе кадров армии (у солдат).  Офицеры лишались званий.

       Женщин — военнослужащих в штрафные части не направляли. Их, осужденных военным трибуналом, направляли либо в части действующей армии, либо ограничивались строгими дисциплинарными взысканиями. (ЦАМО Фонд 48а опись 3408 дело 18 л.107)

      Было утверждено Положение о штрафных ротах и батальонах, согласно которому определялся срок пребывания в штрафных ротах  и батальонах — от одного месяца до трёх. Через три месяца солдат возвращался в часть. Но часто это происходило раньше трёх месяцев. Дело в том, что штрафник считался штрафником, во-первых, до получения ранения, даже лёгкого, что называется «смыл кровью» вину, получил справку из медчасти, потом писалось распоряжение Штаба дивизии, в котором говорилось, что солдат направляется в Штаб полка за своими документами и направлением», далее направлялся он назад в часть. Читаем в распоряжении  командиру 138 отдельной штрафной роты от 14 февраля 1942г. за подписью Помощника начальника Штаба капитана Сергеева «По распоряжению Штадива красноармейца- штрафника Полякова Алексея Семёновича немедленно направьте в распоряжение 4 отделения Штадива. Для оформления прошу направить в строевую часть Штаба полка за получением аттестата и направления» (Фонд 13ошр опись 62767 дело 1 на 179 л).

       Вернуться в свою часть раньше можно было, отличившись в бою, получив орден или медаль, к слову сказать,  штрафников гораздо чаще награждали:  «…досрочно освобождённый ставится перед строем батальона (роты – прим. автора), зачитывается приказ о досрочном освобождении и разъясняется сущность совершённого подвига» (п.15. «Положение о штрафных батальонах в действующей армии»).

       Читаем Приказ войскам 11 Гвардейской Армии от 1 июля 1944 г. № 0333 Действующая Армия за подписью Командарма Гвардии генерал-лейтенанта   Галицкого:

        «Военнослужащих штрафников 138 армейской штрафной роты, кровью искупивших свою вину перед Родиной  и штрафников, выслуживших установленный срок и показавших образцы дисциплины — освободить от дальнейшего пребывании в штрафной роте и передать для прохождения дальнейшей службы в 152 укреплённый район:…. (далее по списку)» /(Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 120).

          Приказ войскам 31 Армии от 20 августа 1944 года №359 «Об освобождении из 138 штрафной роты при 62 стрелковой дивизии красноармейцев- штрафников» за подписью командующего войсками армии Героя Советского Союза генерала-полковника Глаголева, читаем:

«Освободить из 138 штрафной роты и перевести для прохождения дальнейшей службы в боевые части 62сд нижеперечисленных штрафников.

  1. Отличившихся при выполнении боевых задний и кровью искупивших свою вину перед Родиной. (Далее перечисление по списку)
  2. Исключить из состава 138 штрафной роты погибших смертью храбрых в боях с немецкими оккупантами и кровью искупивших свою вину перед Родиной ….
  3. Перечисленных в настоящем приказе военнослужащих восстановить во всех правах и званиях, присвоенных им до направления в штрафную роту» (Фонд 138 ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 129).

Если солдат погибал, он автоматически исключался из списков штрафников. Как и в случае с нашим Матросовым Н.Я.,  он восстанавливался во всех правах, звании, его семье назначалась пенсия «из оклада содержания по последней должности до направления в штрафной батальон». То есть, в штрафбате ты — рядовой, погиб — снова офицер, снова командирская должность, по ней назначалась пенсия родным,  для штрафников — солдат  на общем основании. Орденские книжки и временные удостоверения от всех орденов и медалей должны были передаваться семьям погибших. Так же для хранения, как память, семьям награждённым передавались следующие орденские знаки: Орден Отечественной войны первой и второй степени, медали за оборону городов: Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталининграда, а также медали «Партизану Отечественной войны» 1 и 2 степени. Остальные ордена и медали, снятые с погибших или умерших, не подлежащие вручению семье, высылались при именном списке в 4 отделение Штадива. /(Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 20).

          По Положению о штрафных частях  согласно приговору военного трибунала, если солдат, офицер получал 10 лет лишения свободы, то он должен проходить в штрафниках 3 месяца, если от 5 до 8 лет — то 2 месяца, до 5 лет — один месяц. В документах ЦАМО всегда сталкиваешься с одним и тем же фактом: больше всего осужденных на срок до 10 лет.  Например, согласно Секретному донесению  начальнику Отдела Укомплектования Штаба 31 Армии «О Списочной численности переменного состава 138 Армейской Отдельной Штрафной роты при 331 ССКД по состоянию на 01.01.1944 года» (Фонд 138ОШР Опись  62767 Дело 3 за 1944 г  на 230 л), где воевал Матросов Н.Я., указано, что в штрафную роту  на 3 месяца направлено — 73 человека, на 2 месяца – 8 человек, на 1 месяц — 3 человека. Одновременно находятся в штрафроте до 1 месяца – 3; до 2  месяцев – 22;  до 3 месяцев  — 96 человек.

        Многие из штрафников не провоевали и месяца, потери в штрафных частях, действительно, были в 3-6 раз больше, чем в  регулярной армии. «Смывали кровью» в самом прямом значении этого слова.

         На каждого штрафника составлялся акт,  делалось направление, демографический список.

        Такой же акт был составлен и на Матросова Н.Я., и его сослуживцев. В нём указывается от какого числа был составлен акт,  кто его составил (первые сдали, а вторые приняли (152УР), сколько и кого приняли (сержантов, рядового состава, всего по специальности, все штрафники). Также представлялось, как личный состав обмундирован по зимнему (летнему) плану; обеспечен или не обеспечен касками, противогазами и шанцевым инструментом, в основном написано — «не обеспечен». Указывалось, что весь личный состав перед отправкой прошёл санобработку, дезинсекцию обмундирования, обмыты в бане с заменой чистого белья, пострижены,  на вшивость осмотрены. Указывалось количество вторично прошедших  санобработку (написано — «нет»). Инфекционных заболеваний написано — «не обнаружено». Боевая подготовка отправляемой команды —   «обучены». Политико-моральное состояние команды — «здоровое». Далее запись: «Команда в сопровождении представителей  152 УР мл. лейтенанта Корякина выбыла из расположения 199 азсп  со следующими документами: красноармейскими книжками, именным списком по форме № 4УП на 1 листе, личными делами (в делах 138 оашр), денежными продовольственными и вещевыми аттестатами на 4 листах, арматурными карточками на 1 листе». Акт составлялся в 2 экземплярах — первый для 152 УР,  второй для 199 азсп. Тот,  кто принимал, делал отметку в акте: «Бойцы в бане вымыты, бельё чистое, санобработку прошли, вшивость не обнаружена» (Фонд 138 ОШР Опись  62767 Дело 2 за 1944 на 334л).

           Далее писалось направление командиру 152 укрепрайона  от начальника штаба 199 запасного стрелкового полка  31 Армии, где сообщалось, какие бойцы направляются в штрафную роту.

Утверждался начальником штаба и демографический список. В нём указывалось:

  • ФИО,
  • воинское звание,
  • год и место рождения,
  • партийность,
  • национальность,
  • специальность,
  • образование,
  • последнее место службы до призыва,
  • наименование предприятия,
  • когда и каким РВК был призван,
  • ранения,
  • награды,
  • судимости,
  • время прибытия, из какой части прибыл,
  • был ли в плену, окружении, в оккупации,
  • кто из родных находится в оккупации,
  • семейное положение, родственники, домашний адрес.

        Говорить о том, что штрафники имели плохое вооружение (у нас часто говорят: «одну винтовку на троих») — не приходится. Для начала надо вспомнить, что первые штрафники у нас появились уже в конце 1942 года, когда с вооружением стало значительно лучше, да и документы свидетельствуют об обратном. Так,  согласно документам в штате отдельной штрафной роты действующей армии (утверждён  Зам. Народного Комиссара Обороны Маршалом Советского Союза Василевским в октябре 1944г (Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 176-178) материальная часть составляла  82-мм миномётов  в количестве 2 штук, пулемётов ручных «ДП» — 12; пистолетов-пулемётов – 49; винтовок и карабинов — 82. Конский состав- 6 обозных лошадей. Транспортное обеспечение представляло собой 2 одноконных и 1 пароконную повозки, 1 походную кухню кавалерийского образца. Да и  с организацией штрафной роты было всё в порядке. Она выглядела следующим образом: командование (командир роты — капитан, агитатор — старший лейтенант, зав.делопроизводством, он же казначей- лейтенант интендантской службы). Три стрелковых взвода-  3 командира взвода. Помощник комвзвода. Связной — 1;  2 снайпера, 4 командира отделения, 4 заместителя командиров отделений-наводчиков, пулемётчиков-4, стрелков -24. Всего во взводе насчитывалось 40 должностей, в трёх -120. Взвод 82-мм миномётов имел 1 командира взвода, 2 командиров отделений, 2 заместителей командиров; отделение наводчиков, 8 миномётчиков, 2 ездовых. Отделение санитарное представлено фельдшером -1, лейтенантом медслужбы и 4 санитарами. Хозяйственное отделение:  командир отделения, — он же старшина роты, каптенармус-писарь, повар старший, повар, оружейный мастер, повозочные, походная кухня и парная повозка под продовольствие. Личный состав (постоянный и переменный состав сержантов и рядовых)  представлен офицерским составом в количестве  8 человек, сержантским составом в количестве 3 человек и рядовым составом в количестве 1 человека.

        Но вернёмся к Матросову Н.Я., нашему солдату.  Боец отбыл ровно месяц в штрафной роте, был смертельно ранен, кровью искупил вину, своё пленение. В 138 штрафной роте рядом с ним воевали также его земляки. Во всяком случае, в одном демографическом списке, были ещё две фамилии бойцов, урождённых в д. Богдановка, и д. Гусино Краснинского района. Пролистывая Книгу Памяти Краснинского района, то и дело встречала знакомые фамилии и названия штрафных батальонов и рот: 60 ОШР, 150 ОШР, 143 ШР, 133 ОШР, 135 ОАШР, 234 ОШР, 129 ОШР,  61ОШБ, 1 ОШР, 128 ОШР, 61 ОАШР, 8 ОШР, 139 ОАШР…

         Сколько наших земляков прошло через штрафные роты и батальоны — никто не знает, но большая часть из них погибла в основном на территории Белоруссии в 1943 году. Этому есть своё объяснение: большинство погибших в течение двух лет  находились на оккупированной территории, за что и попали в штрафники, и  значительная часть из них полегла в течение двух- трёх месяцев: они шли в первой линии, искупали своими жизнями вину…  

          А была ли вина?.. Не берусь судить, думаю, бывало по-разному, однако, знаю твёрдо одно: выбора у штрафников не было — это точно.

Светлана  Колабская,

командир поискового отряда «Русич»

 

Научно-исследовательские работы

4.02.20 - Статья Светланы Колабской: «По дорогам войны. О штрафниках».  

14.03.18 - Доклад на тему: «Поисковому движению России 30 лет: основные вехи нашей истории» Составитель: А.Семенов

Вышла в свет еще одна книга поисковиков: «16 дней в истории боевого пути 332-й стрелковой дивизии»

все записи


Новости

30.03.20 - Из жизни поискового отряда «Безымянный» (г. Ярцево

18.03.20 - Вспоминаем тот сорок третий памятный год

5.03.20 - «Лаборатория «Солдатский медальон» открыла страницы истории 103 МСД, которая сражалась на Ельнинской и Вяземской земле

2.03.20 - Из жизни поискового отряда «Воин»

2.03.20 - Обновлен раздел «Наше творчество» (Е. Якуненская)

2.03.20 - Открытие поискового сезона — 2020

26.02.20 - Время выбрало вас… (Из жизни отряда «Русич»)

26.02.20 - День поисковика в День почитания иконы Божья Матерь Взыскания погибших

20.02.20 - Из жизни поискового отряда «Кривичи»

11.02.20 - «В песне военной — желание жизни…»: в г. Починке состоялся 7-й областной фестиваль патриотической песни

все записи